Телекритика

Мой текст я бы назвала «телекритикой», сознательно пользуясь древнегреческой приставкой «теле» (далеко).

Я хорошо знаю Сергея Базилева долгие десятилетия, но давно живу далеко от России и могу наблю­дать за его творчеством не физически, а медиально. Наносит ли урон такое восприятие картин - не в мастерской, галерее или музее, а по фотографиям в e-mail, Facebook, интернете? Уверена, что нет, и объяснение этому - в самом искусстве Базилева.

Дело в том, что он всегда пользовался именно принципом «теле». В каждой его работе прослеживается своеобразная «телепортация»: не натура, а её воспроизведение через фотографию или слайд-лежит в основе его живописи. Начавшись в 80-е годы с интереса к западному фотореализму, это опосредование «исходника» через некое техническое средство приводит к появлению совершенно особых образов.

Его портреты всегда предельно узнаваемы и в то же время ускользающи, физически резки и одновременно находятся словно за стеклом. Его пейзажи (или пейзажные фо­ны тех же портретов) выписаны и в то же время изощрённо «смазаны», словно нечёткий фотоснимок. У иконописцев были про­белы, заканчивающие образ, у классиков - лессировки, а кар­тины Сергея отличает особая зыбкая, колеблющаяся плёнка. Она состоит из псевдоимпрессионистических отблесков, ви­браций, бликов. И лично у меня ассоциируется с экраном теле­визора.

 

Снова «теле»... Придирчивый читатель уже ловит меня на слове, ожидая скорого употребления слова «телепатия». Но как раз сейчас я его не буду использовать. Между людьми пример­но одного поколения, художественно и социально сформиро­ванными определённым комплексом событий, книг, фильмов, разговоров, конечно, существует внутреннее понимание, неза­висимо от разделяющих их физических расстояний. Мне всегда интересно то, что придумывает в своих картинах Сергей Базилев. Я слежу за его развитием. Я радуюсь его успехам. Несмотря на то, что я вижу только репродукции.

Кстати, в его многолетней борьбе именно за продолжение жизни картины, когда все вокруг говорили о её смерти, он был не одинок, как показало время. «новая живо­писность» в последние 20 лет проявила себя в немецкой, ан­глийской и других арт-школах. Может быть, как раз тут и сказа­лась его художническая телепатия.

Это трогательно, когда художник просит критика написать о нём краткое эссе. Написать кратко и эссеистично гораздо труднее, чем дать серьёзный развернутый анализ этапов творчества, его изменений, влияний, взаимовлияний и так далее.

Но мой текст - не анализ. Это скорее слова сочувствия и поддержки другу на его длинном и тернистом Пути.

Corraggio, художник! Твори, невзирая на причудливые метаморфозы окружающего тебя мира и искус­ства. А мы, сопутствующие и сочувствующие, будем наблюдать и поддерживать.

Ольга Козлова в «Сергей Базилев. Уточнение» Каталог выставки.

2016 – Галерея Art Story